Филипп Гуревич объединит героев Гоголя со своими украинскими родственниками

Филипп Гуревич объединит героев Гоголя со своими украинскими родственниками

28 и 29 мая в Магнитогорском драматическом театре имени Пушкина пройдёт премьера спектакля Филиппа Гуревича «Старосветские помещики». В основе — одноимённая повесть Гоголя и документальные тексты родственников режиссёра.

«Старосветские помещики» стали результатом работы режиссёрской лаборатории «Притяжение», которая проходила в театре в ноябре 2021 года. К теме «Актуализация классики» режиссёр Филипп Гуревич отнёсся как к возможности буквально соотнести сегодняшний день с классическим текстом и понял, что «старосветские помещики» продолжают существовать. Поэтому частью работы ещё на стадии эскиза стали материалы интервью Алексея Фёдоровича и Алины Дмитриевны Карпенко. Жанр спектакля обозначен как «история любви». Отчасти постановка посвящена родителям режиссёра, умершей два года назад маме и оставшемуся в городе Днепр отцу.

О том, как и почему он соединял литературу и собственную жизнь, Филипп Гуревич рассказал нашей редакции: «Артисты спектакля берут аудиальную характерность моих родственников, живущих в Запорожье, — моей двоюродной бабушки и её мужа (ей 81, ему 87). Сначала я не хотел в очередной раз использовать вербатим — просто дал артистам послушать речь. Но оказалось, что слова сегодняшних „старосветских помещиков“ так ложатся на гоголевский текст, что даже не видны „нитки“. Так, не сильно отличаясь, документальность и художественность находятся в диалоге. И в эстетике тоже время и документальность выходят из Гоголя и в него возвращаются. Артисты-участники — молодые, они существуют небытово, тут много игры и даже фарса. Мне вообще нравится, когда молодые артисты играют стариков — не как „примерные студенты“ театральных вузов, а с моментом театра. Хотелось дистанции, отстранения, такого поэтического реализма. Например, мы начинаем со смерти Пульхерии Ивановны, которую по книге читают актёры. Затем аудио — те самые мои родственники записали начало „Старосветских помещиков“, а артисты слушают — момент чистого восприятия, соотнесения себя с текстом.

А гоголевский текст сейчас звучит местами удивительно страшно. Ну, например, такое: „а если будет война, я пойду на войну — вас же там первый солдат убьёт — а я возьму ружьё своё и пойду“. Но наш спектакль не про смерть — наоборот, про то, что смерти нет, а когда есть любовь, ничего не страшно. Мне кажется, что и сегодня единственное спасение — любовь несмотря ни на что: тогда нет гнева, а есть прощение. Я всё время думаю, что каждый человек — такой, а не иной потому, что он из такого-то города, подъезда и двора, школы и так далее, потому что у него такие родители, бабушки и дедушки… и в этом сила. Вот и для меня, например, мир старосветских помещиков — мой мир: украинская природа, все эти абрикосы и вишни, родственники и быт со всякой консервацией — это часть меня. И с художником мы говорили, что, с одной стороны, все эти старички — как будто уходящая натура, но с другой — если ты в диалоге с собой, а ты в этом вырос, то в какой-то момент сам станешь этой „натурой“, таким старичком (и тут нет ничего ужасного!).

Важно, что эти люди создали свою защиту от нашего страшного мира — это не просто „мило“, это и есть их жизнь: они друг другом подпитываемы и наполняемы. И на сцене (там же сидят зрители) у нас островок-площадка, где есть три комнатки без стенок. В разных комнатах — разный паркет. И всё сознательно аляповатое: коврики, накидочки на стулья… Маленький островок жизни на большой сцене. Хрупкий рукотворный мир, который живёт в своём неспешном ритме — его скорлупка может треснуть только со смертью, которая проникнет из внешнего мира. А основной зрительный зал закрыт жёстким занавесом — в финале там обнаружатся дымка и деревья, а вдалеке появятся „двойники“, чтобы и главные герои посмотрели на „себя“ молодых там, в зале. Персонажи Гоголя останутся в саду, а для тех, кто на сцене, опустится тюль — „давайте смотреть фотографии“, говорит герой, и начинается простое слайдшоу с комментариями. Пространство жизни отделяется от пространства смерти, реальное пространство — от пространства Гоголя».

Вместе с Гуревичем над спектаклем работают его постоянные соавторы — художница Анна Агафонова (она же — автор видеооформления) и художник по свету Павел Бабин. Роли исполняют Иван Погорелов и Лилия Мусина.

Напомним, Филипп Гуревич — актёр, режиссёр. Окончил Высшее театральное училище имени Щепкина (мастерская Дмитрия Кознова) в 2009 году и режиссёрский факультет ГИТИСа (мастерская Олега Кудряшова) в 2018 году. Как режиссёр поставил спектакли «Ганди молчал по субботам» в «Школе современной пьесы», «Светит, да не греет» в Театре имени Ермоловой, «Василисса» в РАМТе, «Мам, а кто это на фото?» в «Современнике», «Исчезнувший велосипедист» в «Гоголь-центре», «Белые кораблики» в рязанском «Театре на Соборной», «Хлебзавод» в Тверском ТЮЗе, «Житие Спиридона Расторгуева» в Няганском ТЮЗе, «Семью восемь» в Нижнетагильском драматическом театре, «Нулин. Театральный Anecdote» в «Творческом Объединении 9». Лауреат премии «Арлекин-2022».

Источник: oteatre.info

Добавить комментарий

Следующая запись

Лидделл, ван Хове и Макбёрни покажут спектакли в «Одеоне» в сезоне 2022-2023

Парижский «Одеон» поделился планами на сезон 2022—2023. Среди режиссёров, которые будут работать в театре в будщем сезоне, – Тьяго Родригес, Иво ван Хове, Галин Стоев и другие. Руководитель театра «Одеон» Стефан Брауншвейг в сентябре 2022 выпустит премьеру «Время для